Любовь и предательство

ПредательствоГромкое название, да? Что ж, сегодня я расположен к пафосу.

Скажите, что для вас любовь? Загляните в себя и ответьте. Если вы ответили сразу, не задумываясь, то, скорее всего, ошиблись. Или обманываете сами себя. Любовь — это не вздохи на скамейке, как однажды кто-то сказал. Любовь — это не сексуальные стоны под простынёй. Это даже не приходить с работы и улыбаться жене или мужу — в зависимости от того, кем вы сами являетесь. И уж подавно любовь — это не штамп в паспорте.

Да хрен её разберёшь, что такое любовь. Хотя... Наверное, если ты любишь, то ты будешь радоваться каждому мгновению счастья своего любимого человека и огорчаться каждому мгновению горя. Но это всего лишь способность к сопереживанию, разделению чувств. Ты так же радуешься успехам друзей и так же огорчаешься их промахам. Что, не так же? Ну, тогда это просто более близкий друг, нежели другие, чьим радостям ты меньше радуешься.

Любовь, наверное, это когда ты считаешь минуты, да что там минуты — секунды! — чтобы увидеть любимого человека, чтобы обнять его и поцеловать. Ты несёшься домой со всех ног, ломая каблуки или просто ноги, лишь бы увидеть его побыстрее. Ах, нет, это всего лишь сексуальная привязанность и привычка быть вместе. Ты просто настолько привык его обнимать и целовать, что не думаешь о ком-то другом. What reason for? У тебя есть, кого целовать, кого раздевать и к кому залезать в трусы. При этом, заметьте, по морде не получишь — уже всё в порядке вещей.

Ну, и в свете вышесказанного, как-то глупо теперь говорить о предательстве. Ведь любви нет и не могло быть, значит, и предавать нечего. Вроде бы всё так, но на душе как-то паршиво вдруг. Хотя, если посмотреть на ситуацию объективно, то можно увидеть много чего положительного. Ты теперь свободен, можешь не торопиться домой, а бухнуть с друзьями, ну, или как ты там их называешь. Ты теперь можешь лапать кого угодно, конечно, рискуя получить по морде, но зато — кого угодно. И денег у тебя сейчас будет больше. Если, конечно, не спустишь на бухло и блядей или блядунов — в зависимости от твоего пола. Но даже если и спустишь — ты потратишь их сам, не отчитываясь никому и полностью контролируя расходы.

Но это если объективно. А субъективно тебе очень паршиво. Потому что, если даже любви нет и быть не может, то есть доверие. Не вера, веру оставим богу, но — доверие. Ты доверяешь человеку себя. Не физически, отнюдь. Физические раны заживают так быстро, что и подумать не успеваешь, это известно. А вот душу раскрыть, доверить — это вообще последнее дело. Наверное, это и есть любовь, когда ты можешь кому-то безоглядно довериться. Вот просто довериться так, что даже больше и доверять нечего. No hidden catch, no strings attached — только так.

Ты копаешься во всех уголках своей потасканной совести, раскрываешь всё любимому человеку — всё без остатка, чтобы быть честным, открытым. Ты доверяешь такое, что никому и никогда до этого. Потому что никому не доверяешь так, как любимому человеку. Никаким друзьям, никаким родственникам, ни маме с папой — никому. Вообще. Только одному этому, мать его, человеку, которого ты, мать его, всё-таки любишь, даже если этой грёбаной любви нет и быть не может, даже если это все го лишь physical addiction.

И вот ты открылся. Ты отдал всё, что у тебя было внутри. Всего себя отдал, всю душу — без остатка. Потому что это тот человек, которому ты доверяешь. И ты счастлив, как только может быть кто-то счастлив — чистый, открытый, радостный, любящий и любимый.

Стоп! Что происходит? А, нет, показалось. Показалось, потому что такого не может быть. Ты ведь доверился и раскрылся полностью. Значит, тебе тоже настолько же полностью доверились и раскрылись. Или нет? Или всё-таки да? И вот хрен знает! Но ведь ты доверяешь. Значит, всё хорошо. Или не всё? Или не хорошо?

И потом ты узнаёшь, что да, не хорошо. И не просто не всё хорошо, а вообще всё нехорошо. И ты не лучший, и ты не красивый, и ты не замечательный, не добрый, не ласковый, не надёжный, не... много-много прилагательных с «не». Потому что у тебя нет этого. Чего? На самом деле, неважно, чего. Бороды нет, денег недостаточно, машина не такая, зуба золотого. И для твоего любимого человека ты внезапно перестаёшь быть таким же любимым. Вот как-то в одночасье. Вы скажете — не всегда так? Ну да. Нельзя разлюбить (любви нет, мы же договорились? или нет?) прямо вот так и сразу. Ну да. Просто это всё как-то копилось у него внутри, копилось, а ты не замечал мелких признаков — тут оговорочка, там штришок. Ты отбрасывал это — показалось, такого не может быть. Ты же доверился. Целиком и полностью раскрылся. Любимый человек так никогда не поступит, нет!

А вот поступит. И поступает. Хауз говорил: «Everybody lies». Так я вам скажу — все предают. И вас предадут тоже. И тебя, милая, и тебя, парниша. Всех. Потому что верность существует только в животном мире — там, где нет выгоды и денег, где нет лжи и корысти. Где есть только инстинкты. Где не ждут верности, но её получают.

А люди — предатели по сути своей. Рыба ищет где глубже, а человек где лучше. Где лучше для него, где ему будет удобно и комфортно. И если ему с тобой сейчас удобно и комфортно (читай — выгодно), то он будет с тобой и позволит тебе считать себя любимым человеком. Это только в фильме какая-нибудь миссис Бакет говорит мистеру Бакету, когда он в очередной раз не принёс домой денег: «Oh, well. Nothing goes better with cabbage than cabbage.» В реальности ты такого не услышишь. Никогда.

Помните это, когда в очередной раз захотите кому-то открыться. И знаете что? Не открывайтесь. Никогда. Никому.