Бомж

В глазах пустых — ничто, в карманах — ни гроша,
потёртый пиджачок висит немного криво,
штаны затянуты на животе пугливо,
едва трепещется за рёбрами душа.

В руках авоська, звякают бутылки в ней.
И надо обойти ещё пять-шесть помоек.
Амбрэ витает следом, этот запах стоек,
и шевелятся волосы от танцев вшей.

По лужам шлёпает дырявенький сапог...
Густая борода, сеть старческих морщинок...
Лишь приглядевшись видно — это был мужчина.
Теперь — никто, беспомощен и одинок.